Андрей (погиб)
***
***
 

Возможно, если бы Андрей выбрался на сушу где-нибудь в безлюдном месте, у него был бы шанс выжить в природе. Случается, что маленькие тюлени слишком увлекаются, плавая, и тратят избыточно много физических ресурсов. Чтобы восстановиться, большинству из них (особенно, если детеныш был нормально выкормлен самкой) надо просто отлежаться на берегу. Андрей уже начал кормиться самостоятельно – в его фекалиях были клешни и фагменты карапакса небольших крабиков, бурые водоросли. У тюленя был сантиметровый слой подкожного жира – не идеально, но могло хватить до начала продуктивной охоты. При этом животное было критически обезвожено, а у большинства мормлеков это крайне неблагоприятный признак. Обезвоживание наступает, в частности, и из-за стресса.

 

Практически все тюленята поступают к нам или в предкоматозном состоянии, или в сильном стрессе. Те из них, кто перенес острую стрессовую реакцию, на следующий день очень вялые, у них низкое давление, низкая температура, иногда – тахикардия и в разной степени затрудненность дыхания. Всё, чем мы можем помочь таким животным на первом этапе, это восстановить им водно-солевой баланс (улучшив этим и биохимию крови, которая очень сильно меняется под воздействием стресса), сохраняя для зверя максимальный покой. Такая мера срабатывает в 9 случаях из 10, но иногда стрессовые процессы в организме бывают необратимыми.

 

Если ослабленный зверь был эвакуирован с побережья сразу, как его нашли, и максимально быстро привезен в реабилитационный центр, этот стресс, как правило, для него не фатальный. Если до момента транспортировки зверя три дня подряд подбирали и тащили в море, то получаем Андрея. Или, например, Аню – самочку из прошлого рискового сезона, которую сперва нашли на железнодорожных путях близ берега, отнесли в море, через несколько часов обнаружили в другом месте побережья уже в практически в коме.

 

Тюлень – не дельфин. Море для него, когда он ослаб – враг.